В России начали действовать новые примирительные процедуры

Фото: iStock

С 25 октября вступил в силу закон, расширяющий применение примирительных процедур. В судах появятся судебные примирители, а сторонам процесса разрешат вести переговоры. Подробности новаций разъяснила «РГ» кандидат юридических наук Анастасия Бессонова, специализирующая на процессуальном праве, работающая в Уральском государственном юридическом университете и Галле-Виттенбергском университете имени Мартина Лютера (Германия).

Расскажите, что произошло?

Анастасия Бессонова: Приняты серьезные изменения в процессуальное законодательство. В том числе ГПК РФ введена новая глава 14.1 «Примирительные процедуры. Мировое соглашение».

Какие новации предусматривает глава?

Анастасия Бессонова: Во-первых, расширен сам перечень примирительных процедур, в который помимо медиации вошли переговоры и судебное примирение.

Что из себя представляют переговоры?

Анастасия Бессонова: Данный вид примирительных процедур не предполагает наличие посредника. Процедуру проведения переговоров законодатель полностью оставляет на усмотрение сторон.

Кроме того, переговоры можно будет вести и через судебных примирителей. Чем такое примирение отличается от медиации?

Анастасия Бессонова: Судебное примирение, как и медиация, предполагает наличие посредника в урегулировании конфликта. Однако принципиальное отличие заключается в различных требованиях, предъявляемых к судебному примирителю и профессиональному медиатору. Судебным примирителем может выступать исключительно судья в отставке. Как сказано в законе, порядок и условия оплаты труда судей, пребывающих в отставке и осуществляющих функции судебных примирителей, определяются правительством Российской Федерации. Иными словами, работа судебных примирителей будет оплачиваться из казны.

В то время как работу медиатора спорящие стороны оплачивают за свой счет. По закону работа медиатора оплачивается участниками спора в равных долях, если стороны не договорились об ином. Требования к профессиональному медиатору предполагают наличие любого высшего образования и дополнительного профессионального образования по вопросам применения процедуры медиации.

Теперь судьи в отставке смогут выступать как судебными примирителями, так и медиаторами. Приток людей, имеющих судейский опыт, в медиацию плюс или минус?

Анастасия Бессонова: Профессиональными медиаторами, с одной стороны, критикуется указанный подход в силу того, что судья ввиду профессионального опыта может отдавать предпочтение стороне, чьи аргументы оказываются более убедительными, а не способствует разрешению конфликта. Другими юристами отмечается положительный опыт иностранных государств (ФРГ, Финляндия) по привлечению судей в отставке к деятельности по примирению сторон, как раз по причине их профессиональной юридической подготовки и опыта в сфере разрешения конфликтов.

Какие еще новации, на ваш взгляд, заслуживают внимания?

Анастасия Бессонова: «Во-первых» уже было. Так что сейчас идет во-вторых: важной новеллой является расширение сферы применения примирительных процедур на область административных споров, например, налоговые споры, что безусловно будет способствовать популяризации института примирительных процедур в целом.

В-третьих, предусмотрены экономические стимулы для участия истца в примирительных процедурах. При заключении мирового соглашения в суде первой инстанции, истцу вернут 70 процентов государственной пошлины. При заключении мирового соглашения в апелляции истцу вернут 50 процентов государственной пошлины. При заключении такого соглашения в кассационной или надзорной инстанции, истцу вернут 30 процентов госпошлины.

Кроме того, законом конкретизированы возможные результаты и процессуальные последствия примирительных процедур, которые могут выражаться в заключении мирового соглашения; отказе от иска; признании иска; отказе от апелляционной, кассационной жалобы, надзорной жалобы (представления); признании обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения. Новые правила примирительных процедур направлены на создание эффективного процессуально-правового регулирования примирения, популяризацию примирительных процедур, более результативному их использованию на практике и, как следствие, снижению судебной нагрузки на судей.

 

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов»

Источник: narzur.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.